ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ENGLISH VERSION

ГЛАВНАЯ САЙТА

НОВОСТИ

ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА

ПСИХОЛОГИЯ

ФИЛОСОФИЯ ФИЗИКИ И КОСМОЛОГИИ

ТЕОРИЯ ИСТОРИИ

ЭКОНОМИКА

НАПИСАТЬ АВТОРУ

 

ГЛАВНАЯ РАЗДЕЛА

 

ИСКРИН В.И.
ДИАЛЕКТИКА ПОЛОВ. –
СПб., 2001 (I ИЗДАНИЕ);
2005 (II ИЗДАНИЕ)

Скачать книгу

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ГЛАВА I.
КТО КОГО ВЫБИРАЕТ

ГЛАВА II.
ЖЕНСКАЯ АКТИВНОСТЬ И МУЖСКАЯ ПАССИВНОСТЬ

ГЛАВА III.
ЖЕНЩИНЫ КАК БОРЦЫ ЗА КАЧЕСТВО ПОТОМСТВА

ГЛАВА IV.
МУЖЧИНЫ КАК РАЗВЕДЧИКИ ВИДА

ГЛАВА V.
ПОЛЫ: НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ СЛУЧАЙНОСТЬ?

ГЛАВА VI.
ПОЛЫ ДО РОЖДЕНИЯ

ГЛАВА VII.
МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЖИЗНИ

ГЛАВА VIII.
ФЕНОМЕН ВОЕННЫХ ЛЕТ

ГЛАВА IX.
КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ ПОЛОВАЯ ПРОПОРЦИЯ

ГЛАВА X.
ЖЕНСКИЕ ФЕНОМЕНЫ

ГЛАВА XI.
ОТНОШЕНИЯ ПОЛОВ И ИСТОРИЯ

ГЛАВА XII.
ЧТО ТАКОЕ МОНОГАМИЯ

ГЛАВА XIII.
СОВРЕМЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ПОЛОВ

ГЛАВА XIV.
БРАК И СЕМЬЯ БУДУЩЕГО

ГЛАВА XV.
ОТМИРАНИЕ ПОЛОВ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ НОВИНКИ В КНИГЕ «ДИАЛЕКТИКА ПОЛОВ»

Глава VII

МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЖИЗНИ

В одной некогда популярной песне есть такие слова:

 

Сегодня праздник у девчат,

Сегодня будут танцы.

И щёки девушек горят,

С утра горят румянцем.

 

Пришли девчонки,

Стоят в сторонке,

Платочки в руках теребят,

Потому что на десять девчонок

По статистике девять ребят.

 

Последние две строки не могут не привлечь нашего внимания. В них ведь обыгрывается та самая третичная половая пропорция, которую мы собираемся рассматривать в настоящей главе. Если уж половая пропорция попала в песню, надо думать, вопрос о численном соотношении юношей и девушек, а шире — мужчин и женщин, не относится к разряду второстепенных. Припомните-ка, читатель, какой ещё демографический показатель нашёл столь яркое отражение в песенном творчестве?

Ким Рыжов, автор слов этой песни, без всякого сомнения, верно схватил ситуацию, сложившуюся на танцплощадках 60-х — 70-х годов. Перенесёмся и мы мысленно в то время: девчат на танцах действительно больше, чем парней. И, увы, в условиях мужского дефицита «пришедшим напрасно» не остаётся ничего другого, как только с надеждой «оставаться вдоль стены». Кстати, положение не меняется и позже, в эпоху дискотек. Факт остаётся фактом: женщины более привержены танцу, нежели мужчины.

Не будем гадать, что делают в разгар веселья потенциальные кавалеры. Не исключено, что они находят для себя более экстремальные занятия, а может быть, после выброса порции адреналина тихо проходят очередной сеанс релаксации. Нас не занимает эта сторона дела.

Куда важнее, а существуют ли они вообще, эти потенциальные кавалеры? Песня ведь настаивает: на десять девчонок по статистике девять ребят. Неверно. Партнёры для танцев, и не только для них, существуют. Рыжов ненароком ввёл нас в заблуждение. Хороший поэт оказался неважным демографом. Статистику клубного танцевального зала он автоматически перенёс на всё поколение. В действительности в данном возрастном срезе, и в этом мы сейчас убедимся, представителей мужского пола несколько больше, чем женского.

Возьмём результаты двух переписей населения, как раз того времени, когда была написана песня «Стоят девчонки». Посмотрим, каким количеством ребят были обеспечены девчата в 1959 году? Оказывается, в возрастной группе 15–19 лет половая пропорция по СССР составляла 100,4, а в группе 20–24 лет — 97,6 (по РСФСР — 100,8). Понятно, что она была существенно понижена невзгодами военных и первых послевоенных лет. Как нам известно, трудности в первую очередь сказываются на мужчинах, на их численности. В 1970 году в первой «танцевальной группе» половая пропорция поднимается до 104, 1, а во второй — до 101,6. Война позади, и мужчин становится больше [Рассчитано по: Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 года. СССР (сводный том). – М., 1963. C. 72; Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т. II. – М., 1972. C. 12–13.]. Кстати, в 1989 году половая пропорция в интересующих нас возрастных группах составляла соответственно 104,8 и 101,3 [См.: Возраст и состояние в браке населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. С. 8.]. Как видим, на десять девчонок по статистике... более чем десять ребят.

Тогда, интересно, какой возраст характеризует пропорция из песни? К сожалению, мы не в состоянии ответить на этот вопрос. «Нормальная» статистика искажается влиянием войн. Мы можем только предполагать, что, не будь подобных искажений, на десять женщин оставалось бы девять мужчин, скорее всего, годам эдак к 55–57. Разумеется, это уже далеко не девчонки и не ребята. Войны 1939–1945 гг. сдвинули возраст, приуроченный в нормальных условиях к этой пропорции, приблизительно на десятилетие, к 45–49 годам. В «переписном» 1989 году на 100 женщин, приближающихся к полувековому рубежу, приходилось как раз 90 (точнее — 90,4) их сверстников-мужчин [См.: Возраст и состояние в браке населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. С. 8.]. Как в песне.

Не будем больше придираться к её словам. Спасибо Колкеру и Рыжову за то, что они снабдили нас пищей для размышлений. Благодаря гремевшему когда-то шлягеру, мы получили возможность убедиться, что половая пропорция, как и предусмотрено теорией, с годами всё более и более убывает, количество мужчин всё более сокращается, мужской — экспериментальный — запас растрачивается. Мы продолжили исследовательскую линию, начатую в предыдущей главе. Имея максимальный мужской запас на момент зачатия, поколение теряет его как до рождения, так и после. На внутриутробном отрезке жизненного пути самыми трудными, особенно для будущих мужчин, являются первые недели и месяцы беременности. Следующий критический период приурочен к рождению. Мы уже писали о мужских потерях в начале внутриутробного развития и при появлении на свет. После рождения мужской запас наиболее интенсивно расходуется в первые часы, дни, недели и месяцы жизни. После года особа с косой умеряет свой пыл. Процесс отбраковки мужчин входит в более или менее спокойное русло. И продолжается до конца жизни данного поколения. Следующее поколение повторит изобретённый природой алгоритм.

Ну и что, заметит читатель, наблюдательному человеку и без книг известно, что с годами мужчин становится всё меньше и меньше. Стóит ли говорить о достаточно монотонном, и к тому же безрадостном, процессе их вымывания? Думаем, что стóит. Дело в том, что на жизненном пути поколения есть одна весьма примечательная веха. Мы говорим о том времени, когда мужчины численно выравниваются с женщинами, чтобы в дальнейшем всё более и более в количественном плане уже отставать от них. Как вы думаете, в каком возрасте происходит это выравнивание? Обратимся к статистике.

Согласно данным первой послевоенной переписи населения, численное равенство мужчин и женщин наблюдалось в 1959 году в возрастной группе 15–19 лет [См.: Урланис Б. Ц. Различия в уровне смертности по полу. Избранное. – М., 1985. С. 188.]. В 1970 году равновесие полов наступает уже в 24–25 лет [См.: Итоги Всесоюзной переписи населения 1970 года. Т. II. – М., 1972. С. 12–13.]. Четыре года спустя, в 1974, — в 28 лет [См.: Сонин М. Я. Социально-экономические проблемы занятости женщин // Изменение положения женщины и семья. – М., 1977. С. 23.]. Наконец, в 1989 году, и это, видимо, рекорд СССР, мужчины численно выравниваются с женщинами в возрасте 30 лет [См.: Возраст и состояние в браке населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. С. 7.].

Таким образом, точка количественного равновесия полов плывёт. Вы видите в этом плавании закономерность? Да, без всякого сомнения, наблюдаемый нами дрейф точки равновесия вперёд по стреле времени обусловлен улучшением условий существования. Чем выше уровень благосостояния и культуры, чем более развита медицина, чем лучше питание, чем комфортнее психологический климат, тем дольше задерживаются на этом свете мужчины, неминуемо ушедшие бы из жизни в менее благоприятных условиях.

Общественные системы редко бывают однородными. В Советском Союзе конца 80-х годов менее развитые подсистемы мы находим на северных окраинах, в автономных образованиях Сибири и Дальнего Востока, в Казахстане и Средней Азии. Мы можем предположить, что полы к своему равновесному состоянию подходят там раньше, чем в Союзе в целом. Действительно, так и происходит. Например, в Таджикистане и Узбекистане количество мужчин и женщин выравнивалось в 1989 году уже в возрасте 15–19 лет. Далее, как и везде, количество мужчин в этих республиках уменьшалось быстрее, чем количество женщин. Правда, на какое-то время, в возрастном интервале 40–49 лет они опять численно преобладали над женщинами. Но только за счёт повышенной смертности женщин при родах. Причём в сельской местности как первый возраст выравнивания, так и второй наступал раньше, чем в городах [См.: Возраст и состояние в браке населения СССР. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. – М., 1990. С. 12, 20.].

Исследуя совершенно различные общественные системы, мы повсеместно наблюдаем дрейф точки равновесия полов, причём дрейф не произвольный, а достаточно жёстко связанный с изменениями условий существования. А если прослеживается связь явлений, если эта связь устойчива, если она стабильно, не зная исключений, повторяется от случая к случаю, это означает, что мы имеем дело с законом природы. Да, похоже, нам удалось напасть на след такого закона соразвития полов, который выражает зависимость момента их равновесия от условий существования вида. Однако не будем пока обольщаться. Нащупать закон, разумеется, и интересно, и приятно. Такое происходит не каждый день. Но не менее важно найти ему и применение. И вообще, может быть, перед нами лишь надводная часть айсберга, а нечто более существенное пока закрыто нашему взору. Будем иметь это в виду. А пока очертим границы, в которых мыслимо действие новоиспечённого закона.

Как мы уже отметили, в благоприятных условиях выбраковка мужчин замедляется и точка равновесия полов отодвигается от времени рождения. Теоретически, она может быть смещена к самой смерти данного поколения. Разумеется, на современном уровне развития науки, прежде всего медицинской генетики, такое смещение невозможно. Точка равновесия может быть продвинута вперёд на несколько лет, от силы — на десятилетие. Но время летит быстро. На наших глазах самые фантастические прогнозы превращаются в реальность.

Не дожидаясь претворения теоретической возможности в жизнь, в дальнейшем мы попытаемся найти ей место в картине, которую можно было бы назвать «Финал раздельнополого типа воспроизводства».

Если условия неблагоприятны, выбраковка мужчин идёт быстрее, и точка количественного равновесия полов в той или иной степени приближается ко времени рождения. Теоретически, она может перемахнуть через момент рождения и, углубляясь в эмбриональный период, подойти вплотную к зачатию. С ухудшением условий существования дело обстоит проще, чем с их улучшением. Скорее всего, мы где-то найдём такие ужасные условия, которые численно выравнивают полы ещё на внутриутробной стадии. И объясним заодно пару случаев феноменальной вторичной половой пропорции.

Но не будем забегать вперёд. Мы предположили, что у нашего нового закона есть подводная, невидимая часть. Её поисками мы и займёмся.

Читателю, несомненно, известно, что количественные изменения рано или поздно приводят вещь или явление к переходу в иное качественное состояние. Не будем приводить примеров из физики, химии, биологии, обществоведения. Вы без труда обнаружите действие, как его для краткости называют, закона перехода количества в качество во всех сферах бытия и познания. Почему же исключением должно быть изменение численного соотношения мужчин и женщин? Разумеется, не должно. Если позволяет продолжительность жизненного пути, изменение третичной половой пропорции просто обязано преподнести нам в какой-то момент жизни поколения новое качество соответствия мужчин и женщин.

Мы знаем, что при зачатии женский пол получает некоторую фору, получает определённую прибавку качества. И получив её, с момента зачатия превосходит, если можно так сказать, по своим кондициям противоположный, мужской пол. Зиготы женского пола в своей совокупности выше по качеству, чем мужские зиготы. Под качеством мы подразумеваем приспособленность к среде, к её требованиям. С зачатия, посредством отбора, начинается улучшение качества мужского пола и продолжается улучшение качества женского, происходит притирка того и другого пола к среде. При этом представители мужского пола выбраковываются намного более интенсивно. Существенно теряя в количестве, мужской пол сравнительно быстро прибавляет в качестве. Женский пол, неся меньшие потери, совершенствуется в замедленном по сравнению с мужским полом темпе. Будь иначе, мужчины лишились бы своей корректирующей функции. Мужской пол, таким образом, улучшается с бóльшей скоростью, чем женский. Мужской пол на этом отрезке пути (от зачатия до смерти), если абсолютизировать, динамичен, женский — статичен. До зачатия, наоборот, мужской пол статичен, а женский — динамичен.

Если бегун, замешкавшись на старте достаточно длинной дистанции, бежит быстрее своего соперника, он рано или поздно его догонит и перегонит. Может быть, нечто подобное происходит и в «забеге» мужчин и женщин? Предположим, что происходит. Интересно, на какой отметке дистанции мужской пол в этом случае сравняется по качеству с женским?

Представьте себе, уважаемый читатель, что не природа, а мы с вами создаём полы. Тогда мы наверняка запрограммируем выравнивание полов по качеству к моменту достижения мужчинами и женщинами половой зрелости, т. е. к началу репродуктивного периода. Поспеши мы с выравниванием, и расходуемый материал будет, хотя бы частично, растрачен преждевременно. Движение происходит вслепую, наугад. Хорошо, если среда не претерпит никаких изменений. А если, что более вероятно, она будет изменяться, и мы окажемся на повороте без соответствующих новым требованиям средств коррекции... Нет, спешка в таком деле не нужна. Но и опаздывать с выравниванием по качеству мужчин и женщин также не годится. В этом случае коррекция движения (при производстве потомства) не окажется максимально эффективной, в ней примет то или иное участие и недоброкачественный элемент мужского пола, то есть те — неотбракованные — мужчины, которые своими чертами отнюдь не олицетворяют будущее. В результате женщины дадут не адекватное складывающимся условиям потомство. Нельзя, таким образом, ни спешить, ни медлить. И в этом деле, как и во всех других, крайности являются не лучшим выбором. Расход корректирующего материала, следовательно, целесообразно рассредоточить по всему течению жизни, а выравнивание качества мужского пола и качества женского — приурочить к началу репродуктивного периода, приблизительно к 12–15 годам. Здесь находится золотая середина.

Видимо, так и было в первобытный период истории. Прогресс вообще, подъём культуры и развитие медицины в частности замедляют процесс выбраковки некачественных мужчин. В результате точка выравнивания качества полов, как и точка их количественного равновесия, отодвигается всё дальше и дальше от времени рождения и зачатия. Особенно дрейф заметен в ХХ веке, разумеется, в тех социальных системах, которые не составляют порабощённого большинства человечества. Скорее всего, эти точки (количественного и качественного равновесия) совпадают или же находятся в самой непосредственной близости, где-то, в развитых общественных системах, в возрасте 28–35 лет.

Обследование, проведённое в США, показало, что женщины лучше разбираются в Интернете, чем мужчины, и более эффективно его используют. Речь идёт, конечно же, о молодых женщинах. Более зрелых возрастов Интернет просто не коснулся. А если бы и коснулся, женщины точно проиграли бы мужчинам. Интересно, что особенно велика разница между 17-летними девушками и юношами. Так и должно быть: чем моложе женщины, тем они (как пол) качественнее своих сверстников-мужчин [См.: Наука и жизнь. 1997. № 10. С. 102.].

Другое обследование, касающееся совершенно иного показателя — состояния здоровья, и проведённое у нас, в Таганроге, выявило в принципе ту же закономерность. Оказалось, что в первые пятнадцать лет жизни здоровье женщин по всем параметрам выше, чем здоровье мужчин. Затем картина меняется: после этого возрастного рубежа уже мужчины опережают женщин [См.: Римашевская Н., Лахман И. Комплексная программа «Таганрог» // Наука и жизнь. 1987. № 7. С. 4.].

В Таганроге, согласно обследованию, полы уравниваются в качестве достаточно быстро. Думаем, это не соответствует действительности. На самом деле, как нам представляется, равновесие полов в этом городе наступает значительно позже пятнадцатилетнего возраста. Дело в том, что учёные, проводившие данное обследование, наряду с объективными критериями (количество хронических заболеваний, число дней нетрудоспособности) использовали и субъективные, такие, как, например, количество жалоб по поводу здоровья и затраты на лекарства. На такие критерии нельзя ориентироваться. Мы знаем, что женщины более ревностно относятся к своему здоровью и обращаются к врачу с теми проблемами, которые мужчинами зачастую полностью игнорируются. Здоровье таганрогских женщин, таким образом, оказалось заниженным, и точка равновесия полов со своего истинного места перебралась ближе ко времени рождения.

Ещё один пример. В США, как свидетельствует статистика, наиболее подвержены дорожно-транспортным происшествиям водители-юноши. С ними неприятности за рулём случаются на 20 процентов чаще, чем с девушками. К 30–35 годам разница сглаживается, а затем уже женщины имеют больше шансов попасть в переделку на дороге, чем мужчины [См.: Наука и жизнь. 1998. № 11. С. 71.].

Дело, как мы теперь понимаем, не столько в возрасте как таковом, сколько в приуроченном к нему среднестатистическом качестве мужчин и женщин. Качество мужского пола до точки равновесия полов (будем считать, что качественное выравнивание происходит одновременно с количественным) ниже, чем женского. На этом отрезке жизненного пути мужская команда должна проигрывать женской. В индивидуальном зачёте, благодаря разбросу пола и своей персональной специфичности, напротив, мужчины будут выходить победителями. После точки равновесия мужчины победят как в командном зачёте, так и в личном. На данном отрезке жизни мужской пол как команда сильнее женского. А что касается личных достижений, они обусловлены всё той же дифференциацией мужского пола и её оборотной стороной — индивидуальным своеобразием и даже уникальностью. Разброс есть атрибутивная черта мужского пола. Рассыпным строем мужчины идут по жизни как до точки равновесия полов, так и после. Иначе они не были бы средством перманентной коррекции.

Таков правильный ответ на вопрос Геодакяна о личном и командном первенстве представителей того и другого пола. Напомним, что этот вопрос мы использовали в первой главе, чтобы подчеркнуть дифференциацию мужского пола и монолитность женского. Тогда мы декларировали верное решение, но его процедуру отложили до настоящей главы. Сейчас хвост ликвидирован, и проблему мы можем считать закрытой.

Женская команда после точки равновесия проигрывает мужской во всех видах «программы жизни», кроме одного. Этим видом является сама жизнь. Женщины, об этом мы говорили не раз, живут дольше мужчин, и их больше даже тогда, когда они мужчинам уступают в качестве. Повторим, под качеством мы понимаем соответствие требованиям среды. Почему женский пол, испытывая на втором отрезке жизни (после точки выравнивания) бóльшее давление среды, чем мужской, тем не менее этому давлению умудряется сопротивляться? Ответ на этот вопрос нам в принципе известен. Женщина более пластична, чем мужчина. Она, приспосабливаясь, может существовать в течение многих лет там, где консерватор-мужчина не выдержит нескольких месяцев, недель или даже дней. Женщина, в отличие от мужчины, способна пребывать довольно длительное время и в состоянии тяжёлой болезни, что называется, одной ногой в могиле, между жизнью и небытием, фактически более не являясь в строгом смысле этого слова женщиной. Мужчина, заступив на разграничительную между жизнью и смертью линию, как правило, долго не удерживается в таком положении. Болезнь у мужчины, если она достаточно серьёзна, развивается более скоротечно, чем у женщины, и чаще ведёт к летальному исходу [См.: Россет М. Продолжительность человеческой жизни. – М., 1981. С. 75–76.]. Понятно, что мы говорим не о каждом мужчине, а о среднестатистическом. Читатель, если вы мужчина, не принимайте сказанное на свой счёт и не унывайте.

У каждого пола есть свои плюсы и свои минусы. Женщины живут дольше, но зато болеют чаще и серьёзнее. Мужчины уходят раньше, но болеют при этом реже и субъективно переносят болезнь легче, а переход в мир иной проделывают, как им и положено, оперативно и, мы бы даже сказали, жертвенно. Что лучше, ещё неизвестно. Наверное, одинаково. Полы, при всей их противоположности, равнозначны, со всеми вытекающими последствиями.

Мужчин иногда, в противовес стереотипу, называют слабым полом и даже, отчасти в шутку, отчасти всерьёз, сопровождают такую характеристику призывом «Берегите мужчин». В этом есть свой резон. Мораль современного общества требует оберегать слабого. А разве мужчины как пол не слабы? Они ведь живут намного меньше, чем женщины. Да, конечно. Однако более высокая мужская смертность, как мы выяснили, из года в год делает изначально «слабый пол» всё более и более сильным. Оперативно освобождаясь от несоответствующих требованиям среды своих представителей, мужской пол улучшается быстрее, чем женский, догоняет женщин, лишает их форы и выходит в лидеры. Мы знаем, что в развитых, культурных общественных системах мужчины по качеству настигают женщин приблизительно в тридцатилетнем возрасте. Значит, лозунг требует корректировки. Он должен звучать, скажем, так: «Берегите мужчин до 30-летнего возраста, а потом переключайте внимание на женщин, особенно пожилых!». Тяжеловесно, но зато верно.

По данным одного обследования, которым было охвачено 28 тысяч человек в возрасте 80 лет и более, среди женщин оказалось «практически здоровых» 31,2%, а среди мужчин — 44,0%, хорошо себя чувствовали 12,0% женщин и 20,4% мужчин, наконец, постоянного ухода требовали 8,0% женщин и 5,1% мужчин. Более чем убедительное подтверждение нашего призыва [См.: Россет М. Продолжительность человеческой жизни. – М., 1981. С. 76.].

Переведём его, для наглядности, в графику. Приплюсуем к тому, что мы узнали в настоящей главе, добытое и в предыдущей. Напомним, там мы выяснили, что на гаметной стадии, ещё до зачатия женский пол за счёт блокировки Х-спермиев получает преимущество по качеству над мужским. Начиная с момента зачатия это преимущество начинает сокращаться. По горизонтальной оси мы будем отсчитывать месяцы и годы жизни, по вертикальной — степень соответствия того и другого пола требованиям среды или, проще говоря, качество среднестатистических мужчины и женщины (схема 3).

Схема 3.

Таково в настоящее время соотношение полов по качеству в развитых социальных системах, в относительно благоприятных условиях.

При повышении давления со стороны среды точка качественного выравнивания полов перемещается против хода времени, теоретически, к моменту зачатия, при понижении давления — по ходу времени, теоретически, к границе жизни.

Одной фразой мы сформулировали закон движения точки равновесия полов, на след которого напали, наблюдая изменение половой пропорции. Под видимым невооружённым глазом численным соотношением полов скрывалась подводная часть айсберга — определённое качество того и другого пола, под изменением половой пропорции, вызванным ухудшением или улучшением внешних условий, таилась динамика качественной трансформации системы.

Теперь в нашем распоряжении два закона воспроизводства.

Первый из них, закон ротации, объясняет накопление, в зависимости от условий, мужского экспериментального запаса. Как мы выяснили, чем хуже эти условия, тем запас значительнее, тем богаче (для последующего отбора) спектр характеристик, тем больше зачинается носителей новинок — мальчиков. Вместе с их «перепроизводством» возрастает и убыль мужчин. Исследуя ротацию, мы получаем ответ на вопрос: какой массив характеристик формируется в данных условиях? Действие закона ротации распространяется на период от выработки мужчинами X- и Y-спермиев до зачатия. В результате устанавливается та или иная первичная половая пропорция. В норме она составляет 120–180 мужских эмбрионов на 100 женских.

Если закон ротации объясняет механизм накопления мужского запаса, то закон движения точки равновесия полов касается его (запаса) расходования. В неблагоприятных условиях мужской запас сокращается быстрее, в благоприятных — медленнее. Регистрируя местоположение точки равновесия, мы выясняем: как (в каком темпе), испытывая то или иное давление среды, убывает накопленный на гаметной стадии массив характеристик, как осуществляется коррекция? И вместе с тем, — с какого момента мужской пол по качеству превосходит женский? Закон движения точки равновесия полов действует на отрезке от зачатия до смерти.

Оба закона вместе взятые охватывают жизнь поколения полностью, от производства гамет до смерти. Мы можем констатировать, что теоретически освещён весь жизненный путь, проходимый мужчинами и женщинами. И, следовательно, мы можем претендовать на то, чтобы объяснить абсолютно все явления, связанные с одной или другой половой пропорцией, даже самой экзотической, наблюдаемой в тот или иной период жизни какого-либо поколения. Иначе говоря, мы готовы начать наступление на так называемые феномены, т. е. такие половые пропорции, которые, во-первых, отличаются от нормы, во-вторых, связаны с определёнными условиями и, в-третьих, не поддаются на протяжении многих десятилетий объяснению. К чему мы незамедлительно и приступаем. В настоящей главе предметом нашего внимания станет группа из трёх «загадок», относимых пишущими на эти темы авторами к разряду «непонятных явлений» [См.: Геодакян В. Мальчик или девочка? // Наука и жизнь. 1965. № 1. С. 56.]. Сформулируем сначала условия всех трёх задач, а потом, благо они однотипны, дадим их решение.

Первая «загадка» касается возраста матерей. Подмечено, что чем ниже их возраст, тем больше у них рождается мальчиков. Приведём в качестве примера результаты обследования двух групп женщин. В первой, где возраст матерей составлял 18–20 лет, на 100 девочек родилось 120 мальчиков. Во второй группе, у женщин в возрасте 38–42 лет, на 100 родившихся девочек пришлось всего лишь 90 мальчиков [См.: Геодакян В.А. О существовании обратной связи, регулирующей соотношение полов // Проблемы кибернетики. 1965. Вып. 13. С. 190.]. Почему?

Вторая «загадка» связана с порядковым номером родов. Оказывается, при первых родах вероятность рождения мальчика существенно больше, чем вероятность рождения девочки. Поставив тот же вопрос, проиллюстрируем эту «аномалию» диаграммой [См.: Геодакян В.А. О существовании обратной связи, регулирующей соотношение полов // Проблемы кибернетики. 1965. Вып. 13. С. 190.] (схема 4).

Схема 4.

Наконец, третья «загадка». Она похожа на первую и заключается в том, что с ростом возраста отца рождается всё меньше и меньше мальчиков. Эта закономерность выявлена на богатейшем статистическом материале [См.: Геодакян В. А. О существовании обратной связи, регулирующей соотношение полов // Проблемы кибернетики. 1965. Вып. 13. С. 190.] (схема 5).

Схема 5.

Решить эти задачи не составляет никакого труда. Но сначала приведём мнение, высказанное по поводу данных феноменов Геодакяном. Самый значительный исследователь в области проблем пола заключает: «Так как у человека всегда существует определённая корреляция между возрастом матери, отца и порядковым номером родов... то имеет смысл, по-видимому, говорить только о тенденции понижения вторичного соотношения полов с возрастом родителей» [См.: Геодакян В. А. О существовании обратной связи, регулирующей соотношение полов // Проблемы кибернетики. 1965. Вып. 13. С. 190.]. Насчёт корреляции Геодакян, несомненно, прав. Дело, конечно же, в возрасте, но не родителей, а только отца. Ведь от мужчины зависит первичная, и, если условия более или менее нормальны, то и вторичная, половая пропорция. С годами, как нам известно, мужской пол всё более улучшается. Некачественные мужчины выбраковываются как естественным порядком (посредством смерти и болезней, лишающих их производительной способности), так и постепенно приобретающими опыт в деле выбора партнёра женщинами. Остающиеся в сфере воспроизводства — качественные, находящиеся в согласии со средой — мужчины формируют всё более и более низкую половую пропорцию. В результате статистика регистрирует, от ранних детей к поздним, всё большее увеличение числа дочерей и всё более значительное уменьшение количества сыновей. Вот и всё решение.

Мы можем сформулировать правило: чем качественнее мужчины (чем более благоприятна для них среда), тем меньше в их потомстве доля мальчиков. Эта теорема пригодится нам при объяснении других феноменов, и прежде всего того, который состоит в избыточном рождении мальчиков в военные годы. Феномен военных лет будет центральным пунктом следующей главы.

А пока сконцентрируем в нескольких пунктах наши очередные накопления.

1. Экспериментальный мужской запас, создаваемый на гаметной стадии, со времени зачатия начинает постепенно расходоваться, а половая пропорция — понижаться. Женщины в количественном отношении догоняют, а затем и перегоняют мужчин. На основе изменения численного соотношения полов система в определённый момент претерпевает радикальное преобразование. Количественное преобладание мужчин и качественная ущербность мужского пола (состоящая в меньшей его приспособленности к среде, чем женского) сменяются численным превосходством женщин и более низким качественным состоянием женского пола. Грань между противоположными состояниями системы мы назвали точкой равновесия полов. В настоящее время в более или менее развитых, культурных странах эта точка находится приблизительно на уровне 30-летнего возраста.

2. Точка равновесия полов в неблагоприятных условиях дрейфует против хода времени и, теоретически, может переместиться к моменту зачатия. В благоприятных условиях точка равновесия смещается в противоположном направлении и, теоретически, способна приблизиться ко времени смерти. Зависимость её дрейфа от внешних условий представляет собой закон раздельнополого типа воспроизводства (закон движения точки равновесия полов).

3. Теперь мы располагаем двумя законами, в совокупности «обслуживающими» всю жизнь поколения: от самого начала до смерти. Закону ротации полы подчиняются на гаметной стадии, от времени выработки X- и Y-спермиев до зачатия. Закон движения точки равновесия полов имеет полем своего действия и применения период от зачатия до смерти. Опираясь на названные законы, мы надеемся объяснить все так называемые феноменальные половые пропорции.

4. В данной главе мы начали эту работу. Нами решены три задачи. Как мы выяснили, количество появляющихся на свет сыновей уменьшается с увеличением возраста родителей постольку, поскольку более качественные мужчины, а качество мужского пола повышается с годами, формируют пониженную, по сравнению со среднестатистическим уровнем, половую пропорцию следующего поколения. Дело, таким образом, упирается не в возраст родителей, а в более высокое качество «зрелых» отцов. Ответ оказался проще, чем можно было предполагать. Список «непонятных явлений» убавился на три пункта.

НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ

 

 

ENGLISH VERSION

ГЛАВНАЯ САЙТА

НОВОСТИ

ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА

ПСИХОЛОГИЯ

ФИЛОСОФИЯ ФИЗИКИ И КОСМОЛОГИИ

ТЕОРИЯ ИСТОРИИ

ЭКОНОМИКА

НАПИСАТЬ АВТОРУ