ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ENGLISH VERSION

ГЛАВНАЯ САЙТА

НОВОСТИ

ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА

ПСИХОЛОГИЯ

ФИЛОСОФИЯ ФИЗИКИ И КОСМОЛОГИИ

ТЕОРИЯ ИСТОРИИ

ЭКОНОМИКА

НАПИСАТЬ АВТОРУ

 

ГЛАВНАЯ РАЗДЕЛА

 

ИСКРИН В.И.
ДИАЛЕКТИКА ПОЛОВ. –
СПб., 2001 (I ИЗДАНИЕ);
2005 (II ИЗДАНИЕ)

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

ГЛАВА I.
КТО КОГО ВЫБИРАЕТ

ГЛАВА II.
ЖЕНСКАЯ АКТИВНОСТЬ И МУЖСКАЯ ПАССИВНОСТЬ

ГЛАВА III.
ЖЕНЩИНЫ КАК БОРЦЫ ЗА КАЧЕСТВО ПОТОМСТВА

ГЛАВА IV.
МУЖЧИНЫ КАК РАЗВЕДЧИКИ ВИДА

ГЛАВА V.
ПОЛЫ: НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ СЛУЧАЙНОСТЬ?

ГЛАВА VI.
ПОЛЫ ДО РОЖДЕНИЯ

ГЛАВА VII.
МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЖИЗНИ

ГЛАВА VIII.
ФЕНОМЕН ВОЕННЫХ ЛЕТ

ГЛАВА IX.
КАТАСТРОФИЧЕСКАЯ ПОЛОВАЯ ПРОПОРЦИЯ

ГЛАВА X.
ЖЕНСКИЕ ФЕНОМЕНЫ

ГЛАВА XI.
ОТНОШЕНИЯ ПОЛОВ И ИСТОРИЯ

ГЛАВА XII.
ЧТО ТАКОЕ МОНОГАМИЯ

ГЛАВА XIII.
СОВРЕМЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ПОЛОВ

ГЛАВА XIV.
БРАК И СЕМЬЯ БУДУЩЕГО

ГЛАВА XV.
ОТМИРАНИЕ ПОЛОВ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ НОВИНКИ В КНИГЕ «ДИАЛЕКТИКА ПОЛОВ»

Глава IV

МУЖЧИНЫ КАК РАЗВЕДЧИКИ ВИДА

Может ли электрон быть лучше позитрона, северный полюс — важнее южного, один из накрест лежащих углов — изящнее другого? Возможно ли, чтобы женщина по своему значению и роли в воспроизводстве жизни превосходила мужчину? Разумеется, нет. Объективно существующие актуальные противоположности (в отличие от исторических, соотносящихся как старое и новое) всегда равнозначны. Только в сознании людей одна из них может быть выпячена и гипертрофирована, осветлена или затемнена. Что же по этой части происходит у нас?

Да... Согласны с вами, уважаемый читатель, перекос налицо. По правде говоря, в нашем описании женщина выглядит куда более респектабельно, чем мужчина. Выбирающему социально ориентированному существу у нас противостоит какой-то всеядный активист-«биолог». Не увлёкся ли автор? Не потерял ли он голову? Такое, мы знаем, случается в процессе созерцания женщины мужчиной. Нет, спешим заверить вас, всё в порядке. Таков авторский замысел. И он не произволен. Сделать упор сначала на роль женщины, а затем перенести внимание на значение в воспроизводстве жизни мужчины заставляет нас одно, уже проанализированное нами, фундаментальное различие полов. Мы говорим о целостности женского пола и разбросанности мужского. Попытайтесь, выстраивая концепцию, оттолкнуться от «рассыпного строя», и вы, в лучшем случае, встретитесь с немалыми трудностями. Всегда предпочтительнее опираться на монолит.

Итак, в основном рассмотрев женский вклад в прогресс вида, переходим к анализу мужской доли. Мужская акцентировка главы не помешает нам держать в поле зрения и женщин. Как и прежде, мы намерены играть на противопоставлении противоположностей. Лейтмотивом главы будет вынесенная в заголовок функция мужского пола.

Вы не ходили в разведку, читатель? Если нет, вы всё равно так или иначе наслышаны о специфике этой неординарной деятельности.

Разведчик порой может спасти большие массы людей. Он, как и все мы, ценит жизнь, но может и должен её отдать, если того потребуют обстоятельства. Идущий в разведку сталкивается с неожиданным, новым, опасным. Добывая информацию, он рискует. Разведчик берёт пробы, использует приборы. Его сообщения способны скорректировать линию поведения «центра»...

Не беспокойтесь, включение в работу оды спецслужбам не предусмотрено нашими планами. По существу, речь идёт не о бойцах невидимого фронта, а о мужчинах, если угодно, самцах. Мы говорим о разведывательной, корректирующей и обновляющей функции мужского пола. И исследовать её мы собираемся по пунктам, перечисленным в предыдущем абзаце. Но сначала закончим с одним незавершённым сюжетом и от него, надеемся, это будет достаточно органично, перейдём к теме настоящей главы.

Мы заметили, что один, но при этом обладающий необходимыми задатками, самец в экстремальных условиях в принципе способен спасти вид. В такой крайней ситуации, сложись она на самом деле, шансы вида продолжить существование были бы, разумеется мизерными. Находящийся на грани исчезновения вид, если он искусственно не «вытягивается» в зоопарке или заповеднике, скорее спасёт чудо, чем один-единственный герой. Если бы одиночка без особых усилий мог выручать всех, надо было бы упразднить видовой отбор. Понятно, что если самка в столь же критической ситуации, рассчитывая только на собственные силы, возьмёт на себя миссию спасения, шансы её будут практически нулевыми.

Так обстояло бы дело на практике. Тут больше нечего добавить. Однако теоретическая разработка экстремумов весьма плодотворна. В предыдущей главе, отталкиваясь от экстремального положения, мы объяснили, почему борьба за количество и поставка качества приурочены к мужскому полу, а не к женскому. «Замысел» природы состоит в соединении в мужской сущности возможности тиражироваться с необходимостью коррекции вида.

В этой главе, эксплуатируя данные экстремальные ситуации, мы выявим ещё одну диалектическую пару, на этот раз черт, отражающих по сути дела бессознательное отношение мужчин и женщин к своему собственному бытию, к своей жизни и здоровью. Кстати, эти черты промелькнули у нас в самом начале работы.

Поставим два мысленных, и притом фантастических, эксперимента.

В первом из них мы оставим на Земле всех женщин и только одного — нормального, здорового — мужчину. Будем считать, что остальные по воле волшебника просто исчезли. Ситуация, согласитесь, критическая. Необходимо спасать человечество. Не надо объяснять, какая стратегия будет избрана. Мужчина будет оберегаться от болезней, травм, укусов змей, падений метеоритов, словом, от всего, что может помешать его дублирующей деятельности, к которой он незамедлительно приступит.

Во втором эксперименте будут участвовать все мужчины и одна оставшаяся на планете женщина, молодая, здоровая и... симпатичная. Пусть в этой катастрофической ситуации она выберет самого качественного мужчину. Её будут сверхтщательно оберегать. А через девять месяцев выяснится, что на Земле на одного мужчину стало больше. И даже если родится девочка, ей ещё предстоит повзрослеть, чтобы присоединиться к своей матери.

Вы полагаете, мы поставим вопрос: в каком случае вероятность сохранения цивилизации выше? Нет, мы повернём его иначе. Мы спросим: представители какого пола должны более ревностно относиться к своему здоровью? Или шире: как мужчины и женщины должны относиться к той ценности, которая называется жизнью?

Объективно ценность женской жизни, как мы видим, выше, чем мужской. Но ведь у живого, а не у абстрактного человека жизнь одна, и он, будь то мужчина или женщина, должен одинаково сильно дорожить ею. Иное просто не укладывается в голове. Оказывается, нет, мужчины и женщины, сами того не сознавая, по-разному относятся к этому своему уникальному, невозобновимому достоянию. В мировосприятии, вернее, в жизневосприятии субъектов в конечном счёте отражается действительное, объективное положение дел. Половая дифференциация накладывает свой отпечаток даже на отношение к самому дорогому, что есть у человека. Бытие и в этом вопросе определяет, нет, не сознание — полы есть явление биологическое, — а неосознанные стремления и поведение.

Женщины более внимательны к своему здоровью. Они чаще и по менее значительным поводам, чем мужчины, обращаются к врачу. Это относится как к телесному, так и психическому здоровью. Психотерапевтам хорошо известно, что депрессия, если абсолютизировать, представляет собой в общем-то женскую болезнь. Три четверти учтённых депрессивных больных во всех странах, независимо от уровня развития, культуры или религии, составляют женщины [См.: Вышинский Н. Депрессия в конце ХХ века // Наука и жизнь. 1995. № 5. С. 46.]. В действительности для мужчин различные депрессивные состояния не менее характерны, чем для женщин. Женщины просто придают таким состояниям большее, нежели мужчины, значение, чаще их у себя констатируют и чаще наведываются к врачам. Представительницы женского пола, как нам известно, ориентированы в будущее, нацелены на долговременный результат, путь к которому пролегает через вынашивание, роды, вскармливание, уход за ребёнком, воспитание, обучение. Они не индифферентны и по отношению к прошлому. А пессимистический настрой субъективно в большей степени, чем любое другое психическое отклонение, вступает в противоречие с грядущим, со смыслом и итогами жизни.

«Процессорам»-мужчинам в этом плане несравненно легче. Факт депрессивного состояния (мы говорим не о течении депрессии) для них не столь значителен. Мужчины в массе своей вполне удовлетворяются разовыми актами самолечения, будь то приём горячительных напитков, курение, игра, зрелище, компания или вживание в образ уверенного в себе и удачливого героя боевика. Одни и те же средства могут быть использованы ими как в качестве антидепрессантов, так и релаксаторов после экстремальной деятельности, о которой мы говорили в первой главе. Да и собственно экстремальная деятельность может оказаться неплохим антидепрессантом.

Мужчины не обращают внимания на «мелочи». Даже с хроническими и запущенными формами они не спешат на приём к врачу. Правда, будучи более реактивными и менее пластичными (имея меньшие приспособительные возможности), чем женщины, мужчины, как правило, долго не задерживаются на этом свете в состоянии тяжёлой болезни. Об этом мрачном отличии мы ещё успеем поговорить.

А пока констатируем: для борцов за количество и поставщиков качества более ценен текущий момент бытия, для борцов за качество и поставщиков количества — бытие как некая протяжённость. Первые меньше беспокоятся по поводу собственного здоровья, вторые уделяют ему повышенное внимание. В мужском «гимне» красной нитью проходят слова «Есть только миг, за него и держись». Женщинам для своего «гимна» следовало бы экспроприировать одну мужскую песню. Всё её содержание, и особенно слова «Я люблю тебя жизнь, и надеюсь, что это взаимно!» как нельзя лучше отражают женское восприятие существования. Между прочим, жизнь, наверное, действительно любит женщин. Они ведь живут дольше, чем мужчины.

К этим выводам нам помогли прийти два гипотетических эксперимента. Напомним, мы пытались выяснить, какой пол больше подходит на роль спасителя человечества. Несомненно, при заданных нами условиях, мужской. Но в такой роли мужчина выступает более борцом за количество, чем поставщиком качества. Нами рассматривалась крайне перекошенная, катастрофическая ситуация. Поэтому одна из двух ипостасей мужчины и оказалась чрезмерно раздутой.

В нормальной обстановке борьба за количество и транспортировка качества уравновешены. Мужчина методично реализует свою производительную активность и столь же планомерно, не без помощи занимающейся половым отбором женщины, отправляет в будущее необходимые, с точки зрения прогресса, социальные и биологические черты. Машина воспроизводства работает, вид притирается к среде и прогрессирует. В норме мужчина не спасает вид. «Задача» мужского пола состоит в том, чтобы избежать угрожающего положения и нащупать линию оптимального развития. Мужчины (самцы) слепо корректируют движение.

Функция коррекции привязана именно к мужскому полу. Мужчины как пол располагают тем материалом, который в потенции содержит в себе будущее. Мужчины, в отличие от женщин, представлены в широком ассортименте. Они предлагают спектр качеств. После фильтрации качеств, осуществляемой женщинами, новый спектр развернётся опять в мужчинах, точнее, в мальчиках. Юные мужчины пройдут через естественный отбор (он сильнее бьёт по разбросанному полу), и выжившие, став взрослыми, в очередной раз будут отобраны женщинами. И вновь в будущее отправится, но уже иной, отвечающий последним требованиям среды, спектр человеческих — физических и социальных — характеристик. И так далее. Качества, новации идут через мужчин (самцов).

Что должно произойти с потоком качеств, если среда начинает изменяться быстрее, чем обычно, если ситуация ухудшается достаточно резко? Поток должен расшириться. В будущее, в угрожающую неизвестность должен быть выброшен более широкий ассортимент качеств, с бóльшим числом новинок, с запасом. А так как носителем качеств является мужчина, в следующем поколении должно родиться мальчиков больше, чем при обычном, менее резком изменении среды. Здесь за дело возьмётся смерть. Негодные качества, вместе с их носителями, будут отбракованы. Процесс осуществляется слепо. Многие разведчики, отправленные в неизвестность, пожертвуют собой. Но положение такой ценой будет выправлено. Тогда к половому отбору приступят женщины. Если же условия существования улучшаются, поток качеств может быть сужен, и мальчиков тогда должно рождаться меньше.

Читатель скажет: гипотеза красивая, но чтобы она стала теорией, надо ещё доказать, что при ухудшении условий доля мальчиков среди новорожденных возрастает или, как говорят демографы, вторичная половая пропорция (отношение М/Ж в процентах, наблюдаемое на момент рождения) увеличивается. Вскоре мы это сделаем без каких бы то ни было затруднений. Материалов, указывающих на причинно-следственную зависимость ухудшения среды и последующего увеличения вторичной половой пропорции, в нашем распоряжении более чем достаточно. Процедуру доказательства мы проведём, не выходя за рамки философского освещения проблемы. Вскрытие психобиохимического механизма увеличения вторичной половой пропорции не входит в наши планы и в нашу компетенцию. А сейчас ограничимся одной иллюстрацией.

Исследуя влияние кормления скота на вторичную половую пропорцию, Е. М. Владимирская на большом статистическом материале установила, что в годы, когда обеспечивался нормальный уровень кормления, в наблюдаемой ею популяции вторичная половая пропорция составляла 102,0 (на 100 тёлочек приходилось 102 бычка). В военные годы, исключительно неблагоприятные по кормлению, вторичная половая пропорция подскочила в этой популяции до 125,2 [См.: Бедный М. С. Мальчик или девочка. — М., 1987. С. 20.]. Рост вполне достаточный, чтобы была исключена случайность.

В условиях ухудшения среды возрастает не только приток особей мужского пола, но и их убыль. Это понятно. В неблагоприятных условиях подрезаются края широкого мужского спектра. Монолитный женский пол несёт меньшие потери. Другими словами, в таких условиях рождается больше мальчиков (самцов), но и погибает мужчин (самцов) также больше, как среди взрослых, так и среди молодых. Обновление мужского пола активизируется. Эту активизацию обновления по сути дела качественного спектра Геодакян назвал повышением оборачиваемости самцов [Геодакян В. Два пола. Зачем и почему? // Наука и жизнь. 1966. № 3. С. 104; его же: О структуре эволюционных систем // Проблемы кибернетики. 1972. Вып. 25. С. 87.], мы — усилением ротации.

Ротация самцов (мужчин) как таковая и усиленная ротация в кризисной обстановке представляет собой закон функционирования и развития жизни (биологической формы организации материи), дифференцированной на противостоящие один другому полы.

Мужской пол посредством ротации привносит новинки, корректирует движение системы, выводит её на линию оптимума. Он является олицетворением тенденции изменчивости, обновления, приращения, представляет собой революционное начало.

Мужскому полу-ротору противостоит женский пол-статор (теперь понятно, почему мы взяли термин «ротация»; «оборачиваемость» не столь явно указывает на свою противоположность). Динамичное, активное мужское начало уравновешивается статичным, пассивным женским. Женский пол является основой, на которой возможна ротация. Он олицетворяет тенденцию устойчивости, сохранения (в биологии — наследственности), представляет собой консервативное начало [Геодакян В. Два пола. Зачем и почему? // Наука и жизнь. 1966. № 3. С. 101.]. При передаче социальной информации женщина знакомит ребёнка с тем, что называют общественно-исторической практикой и общественной моралью. Мужчина на эти глыбы наносит свои, специфические и в то же время новые, лежащие в русле прогрессивных изменений, штрихи.

Мы связали мужской пол с обновлением, изменчивостью, революционностью. Значит ли, что отдельно взятого мужчину следует назвать революционером? Нет, ни в коем случае. На индивидуальном уровне мужчина должен всеми силами держаться за свою специфичность, обязан не уступать ни грана собственного своеобразия. Иначе он не продублирует присущую ему уникальность, не проявит себя мужчиной. На индивидуальном уровне мужчина — консерватор. Не надо доказывать, что мужчины более, чем женщины, настойчивы, непримиримы, категоричны, упрямы, если можно так сказать, остроугольны в суждениях и поведении. Понятно, что мужчина должен отстаивать лишь свою социальную и психическую самобытность. Что касается генетики, её пока никто не может отнять или переиначить. Впрочем, это время не за горами. В личном консерватизме реализуется разбросанность мужского пола.

Женщины на индивидуальном уровне психически и в поведении противоположны мужчинам. Отдельно взятые представительницы консервативного пола пластичны, покладисты, уступчивы, сравнительно легко приспособляемы, округлы и плавны психически и в деятельности. В женском мировосприятии можно произвести маленькую революцию. Только через индивидуальную изменчивость и универсальность женщина может реализовать свою усреднённость, а это — одна из основополагающих характеристик женского пола.

У животных с развитой психикой и сложным поведением, как и у людей, на уровне особи мы легко обнаруживаем привязку консерватизма к мужскому полу, а пластичности — к женскому. Имейте это в виду на случай, если вам придётся организовывать интимную встречу вашей кошки с котом. Запаситесь переноской, и — вперёд. Если же к вам привезут кота, бедное животное наверняка проведёт долгие часы под шкафом в стрессовом состоянии и, возможно, не избежит тяжёлых последствий. Японские учёные, наблюдая за макаками, установили, что дольше всех не усваивают новое взрослые самцы [Файнберг Л. От обезьяны к человеку // Наука и жизнь. 1982. № 5. С. 73.].

Форма соответствует содержанию. Такова одна из прописных философских истин. Не обвиняйте нас, читатель, в философском примитивизме, но факт остаётся фактом: телесные формы мужчин и женщин находятся в полном согласии с мужским и женским характером. Изысканиями по этой части занимался ещё старинный русский философ Розанов. И вот что он выяснил: «Мужская душа в идеале — твёрдая, прямая, крепкая, наступающая, движущаяся вперёд, напирающая, одолевающая: но между тем ведь это всё — почти словесная фотография того, что стыдливо мужчина закрывает рукою!.. Перейдём к женщине: идеал её характера, поведения, жизни и вообще всего очерка души — нежность, мягкость, податливость, уступчивость. Но это только — названия качеств её детородного органа» [Розанов В. В. Люди лунного света. — М., 1990. С. 39–40.]. А разве обводы тела, рук, скульптура лица не находятся в гармонии с чертами характера мужчины и женщины? Согласование телесного, детородного и психического, деятельного не случайно. Если бы было иначе, мужчины и женщины могли бы употребить свои характеры где угодно и с кем угодно, но только не в отношениях друг с другом. Можно и перевернуть формулу: если бы было иначе, мужчины и женщины могли бы использовать свои тела как угодно, но только не в своих взаимоотношениях. Впрочем, в таком случае не было бы ни мужчин, ни женщин. Из набора диалектических пар ни одна не может быть выброшена без катастрофических для полов последствий.

Однако вернёмся опять к ротации. Как она может быть усилена? Мы ответили на этот вопрос: посредством увеличения среди рождающихся доли мальчиков. Но это — лишь один из путей усиления ротации. Его следует назвать экстенсивным. На этом пути поток выбрасываемых в будущее качеств расширяется. Агентом экстенсификации является мужчина. Реагируя на негативные изменения среды, он производит больше, чем в нормальных условиях, мальчиков и тем самым расширяет спектр качеств, подлежащих отбору в новых, отличных от старых, условиях.

Но возможен и иной путь — интенсивный. На этом пути ротация увеличивается за счёт более быстрой, чем в обычных условиях, смены поколений. В данном случае поток качеств ускоряется, а не расширяется. Агентом интенсификации выступает женщина, выбирающая для воспроизводства рано созревающих мужчин. Да, совершенно верно, мы уже познакомились с этим средством адаптации вида в кризисной ситуации. Акселерация, таким образом, работает на усиление ротации.

Интенсивный вариант ротации, видимо, является крайней, экстраординарной мерой. Раз уж женщина вмешивается в мужское дело коррекции и интенсифицирует поставку качеств, значит, вид действительно подходит к опасной черте. В дальнейшем мы увидим, что и мужчина, в иной, но также критической ситуации, частично берёт на себя женскую обязанность поставлять количество. Долг платежом красен. А если серьёзно, функции полов не абсолютно противоположны, а относительно. Они находятся в диалектическом единстве, подразумевающем и определённое их взаимопроникновение. Одну из форм такого взаимопроникновения мы наблюдали, когда рассматривали пару «активность — пассивность». Мы даже посвятили целую главу женской активности и мужской пассивности. Эта глава, кстати, имеет и методологическое значение. Не имея возможности детально исследовать все пары противоположных характеристик, мы на примере активности и пассивности стремились продемонстрировать как диалектическое единство противоположностей, так и подход к его научному анализу.

В предыдущей главе мы рассмотрели механизм запуска и действия интенсивного варианта ротации. Интересно, каков механизм реализации экстенсивного варианта?

Мужчины призваны постоянно отслеживать изменения среды. Возникает вопрос: как? Чтобы осуществлять мониторинг, они должны иметь вынесенные в среду индикаторы. Оснащены ли мужчины такими приборами? Поступим просто — посмотрим на мужчин.

Не удивляло ли вас одно странное обстоятельство? У самцов, причём тех видов, которые находятся на вершине эволюционной пирамиды, органы, продуцирующие половые клетки, почему-то находятся снаружи. Не перемудрила ли природа? Неужели нельзя было немного потеснить печень, почки, желудок, кишечник и найти, много-то и не надо, место для столь важного органа? Снаружи-то опасно!

Да, опасно. Но природа, поступая так, в очередной раз продемонстрировала свою мудрость. Этот её «великий замысел» состоит в том, что фабрика половых клеток одновременно является и индикатором, вынесенным в среду. Для отдельного животного или человека такое размещение, несомненно, опасно. Однако «общественное» назначение этого органа не идёт ни в какое сравнение с его индивидуальной уязвимостью. Более того, в известном смысле уязвимость является его «общественным» назначением.

Сами половые клетки, а это ведь в потенции следующее поколение, регистрируют изменения, происходящие в среде (по части температуры, влажности, потоков излучений и т. д.), реагируют на них посредством мутаций и отправляются в будущее, чтобы примерить свою специфичность к новым условиям. Воздействие среды входит, таким образом, в технологию производства.

Если давление среды превышает некоторую меру, среди наших путешественников будет больше мальчиков, точнее, Y-спермиев. Мужчины являются носителями качеств.

Вот когда — на этапе индикации среды, совмещенной с фабрикацией половых клеток — уже закладываются спектр качеств потомства и половая пропорция. И они (спектр и половая пропорция) постоянно обновляются. Как мы знаем, мужчина вырабатывает свои половые продукты непрерывно, на протяжении всего репродуктивного периода, и затрачивает на производство их очередной партии сравнительно небольшое время. Только так можно поспеть за изменениями среды.

Теперь нам понятно, почему мужские органы, где фабрикуется следующее поколение, являются наружными и уязвимыми, почему тонка их оболочка. Разведчику приходится рисковать ради общего дела.

У женщин, у самок — всё наоборот. Консервативный, олицетворяющий устойчивость пол должен прятать в глубине тела, подальше от различного рода воздействий свою половую продукцию. Поэтому нет необходимости её и возобновлять. Яйцеклетки закладываются один раз и на всю жизнь.

Отсчитайте, пожалуйста, семь абзацев назад. Когда в поисках индикаторов среды мы сказали «поступим просто — посмотрим на мужчин», мы имели в виду не только то, что, по выражению Розанова, мужчина стыдливо закрывает рукой. Мы имели в виду мужчину всего, во весь его рост и, как говорится, во всей его красе. Мужчина сам — индикатор. Он воспринимает среду телом и психикой. Информация, притекающая извне, трансформируется в нервные импульсы, затем приобретает биохимическую, гормональную форму и в конце концов поступает на фабрику половых продуктов. В результате изменения среды, уловленные таким путём, как и зарегистрированные непосредственно, находят отражение в соответствующем спектре будущих, потенциальных качеств и в половой пропорции.

Однако можно ли мужчину без всяких оговорок назвать индикатором? Чтобы так утверждать, надо привязать к мужчине одно обязательное условие индикации. Индикатор должен быть ориентирован в среду, а ещё лучше — туда выдвинут. Идёт ли мужчина навстречу среде вообще и её новациям и крайним проявлениям в частности? Без всяких сомнений, идёт, просто бросается, проявляя при этом изобретательность и настойчивость. Да мы ведь говорили об этой стороне мужской активности. В первой главе нами был поставлен вопрос: какая необходимость толкает мужчин в сторону экстремальной деятельности? С ответом пришлось некоторое время подождать, но зато теперь он сам ложится на бумагу. Если формулировать кратко, тянуться к новому, необычному, острому мужчину заставляет сущность пола, а если более пространно, — объективная потребность осуществлять индикацию среды с целью внесения коррекций в движение вида и обеспечения его прогресса.

Плох был бы тот индикатор, который, укрывшись в четырёх стенах, закрыв окна и двери, зажмурив глаза и заткнув уши, ожидал извне каких бы то ни было новостей. Мы хотим сказать, что индикация среды может быть приурочена только к активному полу.

Просто индикатором быть мало. Прибор может быть и не очень чувствительным. Вот если он чутко реагирует на внешние воздействия, тогда другое дело. Читатель, наверное, обратил внимание, как мимоходом пару раз мы заметили, что мужчины более реактивны, чем женщины. Это действительно так. Подтвердим сказанное объективными данными.

Шведские исследователи, на которых мы уже ссылались, измеряли уровень адреналина у мужчин и женщин в различных стрессовых ситуациях. Было проведено четыре эксперимента.

В первом участвовали промышленные рабочие в возрасте 35 лет. Стрессором был тест на интеллект. Оказалось, что во время проведения теста у мужчин выделение адреналина увеличилось почти в два раза, тогда как у женщин оно даже несколько уменьшилось. Отсчёт в этом эксперименте, как и в остальных, вёлся от уровня, зарегистрированного во время отдыха и обычных занятий, когда разницы между полами в отношении выделения адреналина не наблюдалось.

Во втором эксперименте тест на внимание заполняли студенты университета в возрасте 25 лет. В данном случае у мужчин уровень адреналина подскочил более чем в два раза, а у женщин — несколько понизился. Видимо, для женщин работа с тестами не выходит за рамки рутинных операций.

Третий опыт был поставлен на тех же студентах во время взятия у них анализа крови. Этот раздражитель вызвал микростресс и у женщин. Однако если у студенток уровень адреналина лишь совсем немного превысил обычный показатель, то у студентов — более чем в полтора раза.

Примерно такая же картина наблюдалась и у 13-летних школьников, выполнявших устный счёт [Франкенхаузер М., Едман М. Мужчина, женщина и стресс // Наука и жизнь. 1991. № 5. С. 57.].

Американские исследователи, изучив почти 11 тысяч медицинских карт сотрудников одного крупного банка, обнаружили, что мужчины, хотя бы раз в год летающие в командировку, консультируются у психотерапевта или психолога на 80 процентов чаще, чем работающие на месте. А служащие в том же банке и также летающие в командировки женщины обращаются за психологической помощью всего на 18 процентов чаще, чем их коллеги-домоседки. Непонятно, почему между мужчинами и женщинами существует такое большое различие, размышляет автор заметки. И предполагает: видимо, женская психика лучше переносит дальние командировки [См.: В командировках только женщины // Наука и жизнь. 1997. № 12. С. 21.].

Не в «дальних командировках», разумеется, дело. Женщина вообще более пластична и приспособляема и менее реактивна, чем мужчина. Ей не предназначено прокладывать дорогу в будущее. Трудности впереди идущего выпадают на долю мужчины. Там, где он действует, где сталкивается с новым, нужна обострённая реакция. Там, чтобы внести коррективы в движение, требуется брать пробы, там возможны потери... Впрочем, не будем повторять обязанности, которые ложатся на плечи разведчика вида. Их список мы набросали в начале главы. Мы его отработали и теперь сформулируем итоги.

1. Мужчины и женщины по-разному относятся к такой невозобновимой ценности, какой является жизнь. Мужчины, ориентированные на текущий момент бытия, как правило, пренебрегают собственным здоровьем и реже, чем женщины, обращаются за медицинской помощью. Женщины, существа исторические, перспективные, несравненно более внимательны к своему здоровью, и визит к врачу не представляется им чем-то исключительным.

Жизнь, со своей стороны, идет им навстречу. Она не особенно жалует мужчин, но благосклонно относится к женщинам. Первые живут меньше, вторые — больше.

2. Различия, отмеченные в первом пункте, базируются на связи мужского пола с поставкой в будущее качества, а женского — с поставкой количества. Развивая тему «борцов и поставщиков», в данной главе мы выяснили, что мужской пол является олицетворением тенденции изменчивости, он представляет собой революционное начало. Мужчины, осуществляя ротацию качеств, испытывают на себе и привносят новинки, корректируют движение системы, постоянно выводят её и держат на линии оптимума. Женский пол, напротив, олицетворяет тенденцию устойчивости, он являет собой консервативное начало. Женщины призваны сохранять накопленное биологическое и социальное достояние.

3. Отдельно взятый мужчина, принадлежа к революционному полу, выступает как консерватор. Чертами мужского характера являются твёрдость, настойчивость, категоричность, упрямство... На индивидуальном уровне женщина, будучи представителем консервативного пола, проявляет себя как пластичное, в некотором смысле революционное (открытое для перемен) существо. Среди компонентов женского характера мы отмечаем мягкость, покладистость, уступчивость, понимание...

Характеры мужчин и женщин находятся в согласии с их телесной организацией.

4. Мужчины более реактивны, чем женщины. Высокая реактивность позволяет мужчинам проводить эффективную индикацию среды и, чутко улавливая её изменения, формировать спектр качеств и половую пропорцию следующего поколения, то есть оперативно корректировать движение системы (вида). Женщины задают импульс долговременного устойчивого движения, обеспечивают инерцию системы.

5. Мы также должны занести в свой актив и найденные нами два варианта ротации качеств: экстенсивный и интенсивный. Первый реализуется в более или менее нормальных условиях и связан с мужским полом. Такая ротация оперативно, быстро откликается на незначительные изменения среды. Второй вариант вводится в действие в угрожающей ситуации, когда к выправлению качества вынуждены подключиться и женщины. Для включения механизма интенсивной ротации требуется достаточно длительное пребывание системы в кризисном, тяжёлом положении. В дальнейшем в центре нашего внимания окажется «мужской» вариант ротации, точнее, его различные проявления, так называемые феномены. «Женским» мы не будем заниматься ввиду его перманентного присутствия практически в неизменном виде на протяжении многих десятилетий.

 

Таковы итоги главы. Однако у нас есть повод подвести и промежуточные итоги всего исследования. Что нам удалось сделать? Если говорить кратко, мы проанализировали противоположные качества полов, связали пары качеств между собой и, в сущности, выяснили, что такое полы и каково их назначение в природе. Таким образом, мы близки к завершению блока работы, посвящённого диалектике полов. В следующей главе мы сосредоточим наше внимание на одном, но при этом очень важном, вопросе: почему возник полярный — половой — способ воспроизводства?

НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ

 

 

ENGLISH VERSION

ГЛАВНАЯ САЙТА

НОВОСТИ

ТЕОРИЯ ПОЛОВ

ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИНГВИСТИКА

ПСИХОЛОГИЯ

ФИЛОСОФИЯ ФИЗИКИ И КОСМОЛОГИИ

ТЕОРИЯ ИСТОРИИ

ЭКОНОМИКА

НАПИСАТЬ АВТОРУ